• 13 декабря 1961 года скончался Николай Петергофский - известный иерарх русской православной церкви, Высокопреосвященнейший Митрополит Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич).


    Борис (так звали его до пострижения в монашество) Ярушевич родился в 1892 году в белорусском Ковно (нынешний литовский Каунас) - в семье протоиерея Дорофея Ярушевича. Отец  Дорофей - заслуженный священнослужитель, ревностно исполнявший свои обязанности старшего в округе священника.  Мать - Екатерина Николаевна, щедро помогавшая всем нуждавшимся и с ранних лет приучавшая детей к состраданию и любви к людям. Кроме Бориса - третьего ребенка в семье, у Ярушевичей было еще пятеро детей.

    В 1908 году семья Ярушевичей переехала в столичный Санкт-Петербург, куда отец Дорофей получил новое назначение. Здесь Борис поступил в выпускной (тогда это был восьмой) класс классической Введенской гимназии, которую закончил с золотой медалью.  После окончания он по просьбе родных стал студентом физико-математического факуль­тета Санкт-Петербургского университета.  Но уже по окончании первого курса, в течение всего двух летних месяцев, самостоятельно прошел весь курс духовной семинарии,  и той же осенью блестяще сдал экзамены в Санкт-Петербургскую Духовную академию, в которую можно поступить лишь по окончании семина­рии, причем, учился сразу по двум отделениям: историческому и западных вероисповеданий, и одновременно, для усовершенствования знаний церковного и гражданского права, состоял еще студентом юридического факуль­тета университета.

    По окончании учебы в академии Борис Ярушевич стал кандидатом богословия, защитил в 25 лет магистерскую диссертацию. Борис удостоился за нее престижной Макарьевской премии.

    В академии «профессорскому стипендиату» Борису Ярушевичу прочили блестящую преподавательскую будущность. Однако наступало тревожное, переломное время. 10 октября 1914 года, в присутствии своего отца, он принимает монашеский постриг с именем Николай. Вскоре его рукополагают иеромонахом, то есть мона­шествующим священником, и он отправляется на на фронты первой  Мировой войны, в которую Россия вступила 20 июля.

    К сожалению, жизнь в окопах привела к тяжелой форме ревматизма с осложнением на сердце. Пришлось  возвращаться в Петроград.

    В Петергофе иеромонах Николай начал служить с 20 ноября 1918 года, когда его назначили исполняющим обязанности настоя­теля бывшего придворного Петропавловского собора. Впрочем, свою первую службу в соборе иеромонах Нико­лай  отслужил еще годом ранее. 2 июля 1917 года Божественную Литургию в соборе совершил тогда еще архиепис­коп Санкт-Петербургский и Гдовский Вениамин (Казанский). Среди тех, кто сослужили в тот день владыке Вениамину, был и «отец преподаватель Петроградской Духовной семинарии Николай ».

    Молодому настоятелю пришлось практически заново налаживать приходскую жизнь: собор Петра и Павла еще до рево­люции был не приходским, а придворным, поэтому «настоящих» прихожан в нем не было. Вместе с псаломщиком Лебедевым (умер­шим в 1922 году), а порой и одному, отцу Николаю пришлось обойти квартиры «потенциальных» прихожан, заполняя опросные карточ­ки. Однако эта долгая и непростая работа позволила ему лично познакомиться с теми, кто составлял его паству.

    Усилия молодого настоятеля принесли свои плоды. Уже через год, в ноябре 1919 года, прихожан собора было 483 мужчины и 620 женщин, а в 1921 году их, согласно представленному отчету, насчитывалось уже 750 мужчин и 1250 женщин.

    Нельзя не вспомнить, что уже с первых дней революции шли прямые гонения на Церковь. Верующим, и не только православным, приходилось непросто. Еще в декабре 1919 года  отец Николай организует ежедневные богослужения. В связи с холодами, зимой они проходили в соседней с  гимназией Крестовоздвиженской церкви, и только после Пасхи, летом - непосредственно в соборе. Здесь же с января 1919 г. новый настоятель собора устроил и классы воскресной школы для детей. Ведь церковно-приходскую школу имени цесаревича Алексея власти закрыли.

    Для этого он испрашивает еще двух священников, посколь­ку тогда же он был возведен в сан архимандрита и назначен намес­тником Петроградской Александро-Невской Лавры. Причем, как пишут историки - небывалый в истории современной Церкви случай: в 27 лет! Тогда, узнав об этом,  петергофские верующие пошли на необычный шаг: написали прошение о том, чтобы архимандрит Николай остался Почетным настоятелем и председателем совета петергофского Петропавловского собора.

    В связи с новым церковным послушанием - наместника Александро-Невской лавры - отцу Николаю теперь пришлось «разрываться» на два лагеря: прежде всего, быть руководителем знаменитого петербургского монасты­ря, решая его многочисленные и непростые вопросы, а также продолжать служить в Петергофе. И, несмотря на большую заня­тость, он регулярно приезжал в Петергоф.Он стал снимать для жит­ельства в Петергофе две комнаты в доме №40 по нынешнему Санкт-Петербургскому - тогда Красному проспекту.

    У верующих Петергофа и особенно у прихожан собора постепенно крепла мысль о том, что Петергофу нужен свой епис­коп. И вот весной 1922 года резолюцией Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Тихона архимандрит Николай был назна­чен епископом на вновь открытую Петергофскую кафедру, с остав­лением его и в должности наместника Александро-Невской лавры.
     

    Летом 1922 года в зале бывшего Дворянского собрания Петрограда (нынешняя Филармония) начался шумный судебный процесс над так называемыми «противниками изъятия церковных ценностей» - митрополитом Вениамином и его помощниками. В ночь с 12 на 13 августа смертный приговор над ними был приведен в исполнение.Так что с 11 сентября управлять всей Петроградской епархией пришлось практически одному епископу Петергофскому Николаю. А было ему всего тридцать лет!

    В условиях создания в Петрограде новоявленного «Высшего церковного управления» он не только умело использовал всю свою дипломатичность, тактику оттяжек и проволочек в переговорах, но и сумел организовать так называемую «Петроградскую автокефаль­ную церковь», которая сохраняла верность находившемуся под арестом патриарху Тихону, и к которой потянулись простые верую­щие.
     

    Однако 27 января 1923 года он срочно - «в 24 часа» - был выслан на три года в Коми-Зырянский край.

    В 1926 году Николай Петергофский возвратился из ссылки.Верующие Ленинграда и Петергофа встречали его как мученика за веру, стоя на коленях. И снова владыка «разрывал­ся» между городом на Неве и Петергофом, служа там и тут, аккурат­но принимая посетителей и в лавре, и на петергофской квартирке.

    Но гонения на верующих лишь усиливались. В 1935 году владыка Николай стал архиепископом Петергофским, но к этому времени практически потерял свое викариатство, поскольку храмы округи один за другим закрывались "по просьбе трудящихся". В 1937 году был закрыт и его кафедральный Петропавловский собор. Последнее богослужение в нем прошло в 20-х числах декабря.

    В марте 1935 года из Ленинграда начались выселения “чуждого элемента” в 24 часа в самые отдаленные районы. Архиепископ Николай служил в Никольском соборе приписным священником: служил иерейским чином, без диакона, исповедовал, совершал требы, очень редко возлагая на себя архиерейское облачение. Проповеди были запрещены, и “Златоуст” вынужден был замолчать. Проживать в городе Владыке запретили, и он переехал в поселок Татьянино под Гатчиной.

    С 1936 по 1940 год, оставаясь архиепископом Петергофским, управлял Новгородской и Псковской епархиями по поручению митрополита Алексия.
    9 марта 1941 года возведён в сан митрополита.

    Начало войны застало владыку в Луцке, недалеко от границы. После захвата города фашистами он продолжал духовно окормлять свою паству в прифронтовой полосе, где с риском для жизни совершал богослужения. После сдачи немцам Луцка он переселился в Киев.

    С 15 июля 1941 года - митрополит Киевский и Галицкий, экзарх всея Украины.
    2 ноября 1942 г. указом Президиума Верховного Совета СССР назначен членом Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и его сообщников.
    28 января 1944 г. назначен митрополитом Крутицким, управляющим Московской епархии и, по положению Русской Православной Церкви, патриаршим наместником. В этом же году награжден предносным крестом при богослужении.

    В апреле 1946 г. был назначен председателем вновь созданного Отдела Внешних Церковных Сношений при Священном Синоде.
    25 марта 1947 г. в ознаменование 25-летнего служения в епископском сане присвоен титул "Крутицкого и Коломенского".
    За совокупность богословских трудов 11 апреля 1949 года получил ученую степень доктора богословия.

    В 1960 году борьба против Церкви в СССР достигла кульминационной точки. В это тяжелое время “бархатный” митрополит, как порой называли Владыку Николая, мягкий и осторожный, почувствовав эфемерность надежд на укрепление Церкви, становится неузнаваемым. И власти решили отстранить митрополита Николая от участия в управлении Церковью. А вскоре, 13 декабря 1961 года, он неожиданно скончался в Боткинской больнице Москвы...

    2 мая 1997 года была установлена мемориальная доска : «В этом доме в 20-х – 30-х годах ХХ в. жил и работал выдающийся деятель и ученый Русской Православной церкви с 1922 г. — Епископ, с 1935 г. — Архиепископ Петергофский Николай (Ярушевич), впоследствии Митрополит Крутицкий и Коломенский. 13.1.1892. – † 13.12.1961»
    1997. Авт. Полищук В. П., Любимов Е. А. Мрамор.

    г. Петродворец, Санкт-Петербургский пр., 40/16.

    Литература:
    Юные за возрождение Петергофа. Выпуск 3."Петергоф и петергофцы. Век XX". Сост.Укконен  Л.Н.- СПб:ВВМ,2006,-с.197-225

    Текст: ЦБС Петродворцового района
    Фото: ГМЗ Петергоф
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3