• «Сейчас ради «чести мундира» без колебаний увольняют тех, кто ее запятнал»

    Кто и как должен контролировать работу полиции, зачем нужна «Виртуальная приемная» и можно ли университетский опыт перенести на полицейскую почву – об этом наш разговор с ректором Санкт-Петербургского государственного университета, профессором, председателем Общественного совета при ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Николаем Кропачевым.

    – Николай Михайлович, при всем уважении к нашей полиции, общественный контроль за ее работой необходим. Чем, собственно, и должен заниматься Общественный совет при ГУ (Главном управлении) МВД. Однако зачастую люди жалуются на бездействие полиции куда угодно, но не в ваш Совет. С чем это связано: с социальной апатией, неверием в институты общественного контроля или просто с недостаточной информированностью?

    – Наверное, раз уж Вы задаете такой вопрос, проблема действительно существует. Как правило, любую конфликтную ситуацию гражданин пытается преодолеть, используя, прежде всего, известные ему способы – обращение к тем должностным лицам или в такие организации, о которых каждый день можно прочитать в газете, узнать в телевизионных программах и т.д. Деятельность же Общественного совета не так часто становится предметом для публикаций в СМИ.
    При этом обращений мы получаем не так уж мало – в прошлом году их было 138. И это только в Совет, функционирующий при ГУ МВД. А обращения граждане направляют во все советы, созданные в каждом районе.
    Кроме того, тысячи других обращений рассматриваются и решаются в «рабочем» порядке: вышестоящими руководителями, сотрудниками органов прокуратуры, в судах. Именно такова, на наш взгляд, нормальная, «цивилизованная» практика разрешения споров. В этом отчасти есть заслуга и нашего Совета.
    Система приема граждан в органах исполнительной власти в сфере внутренних дел, объективное рассмотрение обращений заявителей являются одними из главных вопросов, которыми мы занимаемся. На приеме у начальника ГУ МВД и его заместителей обязательно присутствует и член нашего Совета. Это наша обычная работа.

    – То есть, на полицию нужно жаловаться в полицию?

    – Именно так. Понимаю, что это прозвучало бы странно в «нулевые» годы, когда ради «чести мундира» было не принято «сдавать своих». Сейчас, напротив, ради «чести мундира» без колебаний увольняют тех, кто ее запятнал. Я, поверьте, хорошо знаю, о чем говорю. Да и СМИ регулярно сообщают о резонансных отставках и уголовных делах в этой области.

    – И все же: Общественный совет контролирует работу полиции города и области?

    – Для ответа на этот вопрос нужно просто прочитать Указ Президента Российской Федерации от 23 мая 2011 года № 668 «Об общественных советах при Министерстве внутренних дел Российской Федерации и его территориальных органах». Из шести задач, решение которых ставится перед Общественным советом, шестой определена задача по «осуществлению общественного контроля за деятельностью органов внутренних дел». Но перед ней указаны пять других позиций, смысл которых в том, что общественные советы должны являться компетентными посредниками между органами МВД и обществом. То есть, члены общественных советов должны информировать руководство МВД об «общественном мнении» относительно работы сотрудников полиции, принимать участие в обсуждении планов развития правоохранительной системы, оказывать содействие в проведении экспертизы проектов нормативных правовых актов и т.п. Хотя все это, конечно, не отменяет пункта об общественном контроле.

    – Думаю, именно эта задача в первую очередь интересует людей. Качество и культура работы полиции за последние годы возросли в разы, но претензий по-прежнему много.

    – На деле «контролеров» и без нас хватает, и я уже их перечислял. Мы же стремимся не рассматривать отдельные случаи, а пытаться решить системные проблемы. Например, наш Совет обратил внимание руководства ГУ МВД на проблему т.н. «ловушек», которые раньше  постоянно организовывались на дорогах сотрудники ДПС. Вместо того, чтобы обеспечивать безопасность дорожного движения, инспекторы «сидели в засаде» где-нибудь у нового или неграмотно поставленного знака и «ловили» в целом законопослушных автомобилистов. Нами были проведены необходимые опросы, открыт специальный раздел на сайте Совета, рассмотрен ряд конкретных случаев. Безусловно, и сейчас ГИБДД работает не идеально, но названная проблема не стоит настолько остро.

    – По-моему, распоряжение о запрете на «засады» принималось на федеральном уровне.

    – В Петербурге оно появилось раньше. По данному вопросу была проведена совместная пресс-конференции руководства Совета и ГУ МВД, в итоге наш опыт распространили на всю страну.
    Сейчас мы занимаемся проблемой угонов автотранспорта. Как оказалось, в нормативных документах есть масса лазеек, позволяющих, например, безнаказанно разбирать и продавать на запчасти угнанные машины.

    – И все же 138 жалоб за год членам Общественного совета пришлось рассматривать самим. Это были какие-то особые случаи, раз вы ими занялись?

    – И особые, и самые банальные. К примеру, гражданин жалуется на формализм, грубость или даже пьянство работника полиции. В районных и региональных инстанциях МВД его претензии отклонили, он приходит к нам. Когда ему начинают задавать вопросы – чем Вы можете подтвердить свои слова и доказать, что данный сотрудник неподобающе себя вел? Были ли свидетели, Вы вызвали его коллег, написали заявление, описав соответствующие факты? А гражданин ничем подтвердить свою жалобу не может, но призывает верить на слово именно ему, а не тому, кого он обвиняет.
    А из тех заявлений, с которыми сотрудники ГУ МВД действительно не смогли разобраться своими силами, я бы выделил такое обращение. Оно поступило к нам от работников одного из подразделений МВД, которые жаловались на нарушение их прав. Члены Общественного совета досконально разобрались с заявлением: факты подтвердились, руководители ГУ МВД приняли меры – и Совет их поддержал. А во избежание возникновения проблем у заявителей мы взяли «под опеку» людей, которые поставили под обращением свои подписи. На мой взгляд, то, что полицейские решили цивилизованными правовыми методами защищать свои права, – уже прогресс, и, конечно, большой плюс, что они обратились именно в Общественный совет. Очевидно, мы заработали авторитет и доверие не только у обычных граждан, но и у полицейских, которые поняли, что, с одной стороны, мы хорошо разбираемся в специ-фике МВД, а с другой — не стали, образно говоря, придворным совещательным органом, а совершенно независимы и стараемся быть объективными.

    – Если Общественный совет – такой влиятельный орган, то почему о нем редко пишут, и где ваши резонансные дела?

    – Совет ведет свою работу открыто. Однако журналисты редко обращают внимание на нашу текущую деятельность. Что же касается резонансных дел, то, наверное, мы их по-разному понимаем.
    Недавно был забавный эпизод. В городе состоялся благотворительный легкоатлетический забег юристов Legal Run, благодаря которому удалось собрать и передать в фонд помощи больным детям более 700 тысяч рублей. Акция одновременно проходила во многих  городах мира — в Москве, Лондоне, Праге, Минске, Дортмунде, Париже, Юрмале, Бургасе и ряде других. В мероприятиях приняли участие всего около 3000 юристов из 37 городов и 11 стран, а поддержку проекту оказали более 60 российских и иностранных юридических фирм.
    Когда сотрудники пресс-службы проводили переговоры с рядом СМИ об освещении мероприятия, в большинстве получали ответ, что эта тема не вызывает интереса. Вот если бы в ходе забега таможенник, к примеру, сбил бы с ног адвоката или депутата – осветили бы событие обязательно. А помощь больным детям – рутина. Так и с работой Общественного совета.

    – Общественный совет, насколько я понимаю, решает вопросы с жалобами граждан в режиме ручного управления: одного заявителя пригласить на прием, к другому прикрепить юриста. При всем желании больше пары сотен заявлений в год Вам не рассмотреть, особенно учитывая загруженность стратегическими проблемами. Для Петербурга и области это – капля в море. Как можно повысить Ваши мощности, Вашу «жалобоемкость»?

    – Решение в принципе найдено. У нас в Университете была аналогичная проблема: поток заявлений, требований, предложений, жалоб, которые невозможно было рассмотреть в разумные сроки. Люди неделями ждали очереди на прием к ректору, проректорам. Руководители коллективов факультетов и кафедр занимались какими-то совершенно несвойственными для них вопросами. Например, заведующий одной из крупнейших кафедр, известный ученый и преподаватель, рассказывал мне, что коллеги жалуются ему на сквозняки из окон, пропавшую куда-то уборщицу, сломанный принтер. А к кому им было еще обращаться, как не к своему непосредственному руководителю?
    Все проблемы решила наша «Виртуальная приемная». Через нее в адрес любого должностного лица можно направить обращение или вопрос. К примеру, Вас почему-то не отпустили на научную конференцию, или в столовой плохо кормят, не можете найти электрика, чтобы он поменял лампочки в кабинете, хотите получить направление на зарубежную стажировку… Ваше обращение оперативно поступает в работу должностному лицу, в чью компетенцию входит решение того или иного вопроса. Это удобно  сотрудникам и студентам Университета, потому что не нужно неделями ждать очереди на прием, но такая система комфортна и для руководителей. Получая заявления или жалобы, ответственное лицо видит всю картину и может принять соответствующее решение, как тактического, так и стратегического характера. Однако наше нововведение заключается не в том, что мы принимаем заявления по интернету, а в том, что ответы на все обращения вывешиваются на сайте СПбГУ. Его посещают тысячи сотрудников и студентов, абитуриенты и их родители, а также представители СМИ. Так что прозрачность стала основным принципом нашей работы. Я сам ежедневно просматриваю все вопросы – ответы, иногда вмешиваюсь, поправляю коллег. Такая система дисциплинирует и тех, кто обращается за помощью, и тех, кто отвечает. В итоге я уже несколько раз проводил личные приемы, на которых были только те студенты и сотрудники, кого я, прочитав их письма в «Виртуальной приемной», пригласил сам для беседы и обсуждения возможного решения их проблемы.

    – Думаете, этот университетский опыт можно перенести на полицейскую почву, сделать такую «приемную ГУ МВД»?

    – Технология «Виртуальной приемной» универсальна, ее можно применять везде. Я уже говорил на эту тему с Сергеем Павловичем Умновым (начальник ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области), он заинтересовался этим проектом, ведь «Виртуальная приемная» дает полную картину: что волнует граждан в сфере охраны порядка, на что и на кого они жалуются, как руководство полиции отвечает на эти заявления, решает реальные проблемы. Это и будет самой действенной системой контроля за работой сотрудников МВД.
    Конечно, есть специфика, какую-то часть информации и в заявлениях, и в ответах придется «закрывать», например, личные данные граждан, некоторые детали уголовных дел и т.д.
    Но специалисты Университета готовы помочь реализации данного проекта – описанием технологии работы, программным обеспечением. Возможна апробация системы на нескольких пилотных проектах, которые могут быть реализованы на базе районных управлений (отделов). Уверен: в такую «приемную» станут поступать сотни резонансных вопросов, о которых СМИ охотно будут рассказывать. А Общественный совет будет продолжать заниматься своей текущей работой.

    Справочно. Общественный совет: что сделано в 2015 году

    • Проведено мероприятий с участием членов общественного совета   225
    • Проведено посещений помещений, занимаемых органами внутренних дел, мест принудительного содержания – 20
    • Внесено ходатайств о проверке соблюдения сотрудниками МВД прав, свобод и законных интересов граждан – 104
    • Рассмотрено обращений граждан – 138
    • Заслушано должностных лиц территориальных органов МВД – 19

    (Полная информация – на сайте www.os-gumvd.ru)

    Текст: Беседовал Владимир Владимиров
    Фото: Агентство по работе с районными газетами
    Тэги:
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1